Хороший конец - Усуи и Мисаки - Президент студсовета-горничная - Каталог статей - |Аниме|-ЭтО-†Бездна†
Главная » Статьи » Президент студсовета-горничная » Усуи и Мисаки

Хороший конец
Одиноких ночей слепой круговорот,
Обещание моё громко вслух произнесёт,
И зашкалит сердца стук, качнётся земля
— Клянусь, что теперь сильней стану я!

Пляж и Песок. Окинава. Я бегу по этому песку вдоль моря полностью погруженная в свои мысли. Да, много лет назад я только могла мечтать о море, а сейчас я здесь живу. Я всё-таки живу. Осознание этой мысли, а особенно произошедших в недавнем прошлом событий подталкивали меня к смерти, но я выжила и стала сильнее.
— Они-тяян, — голосок малыша лет двух-трех на вид окликнул меня, мальчик неуклюже бежал за мной по песку, цепляясь за него маленькими ножками и падая. Я засмеялась и поставила младшего брата на ноги. – Зеро, ты неисправим.
— Зеро-тян, — голос прозвучал совсем близко от нас. Кричала Сузуна, похоже, она опять не уследила за маленьким разбойником и потеряла его. Я улыбнулась брату, глядя в его серые глаза, которые смеялись, будто два маленьких солнышка и потащила его в направлении дома.
— Мисаки-онии-тян, — запротестовал малыш, я не хочу домой, я хочу погулять с тобой, Зеро забавно махал ручками, но я как обычно непреклонна, ведь на улице уже сумерки.
— Зеро, я завтра с тобой обязательно прогуляюсь вдоль пляжа, а сейчас пора спать.
— Обещаешь?
— Да.
Малыш доверчиво прильнул к моей груди и прикрыл глаза, я чмокнула его в темную макушку и когда мы подходили к дому, он уже мирно спал, как котенок, свернувшись калачиком у меня на руках.
— Из тебя выйдет прекрасная мать, Мисаки, — доброжелательно улыбнулась высокая женщина в черном легком платье с короткими, светлыми волосами и такими же голубыми, как и малыша глазами – Кирие, моя мачеха и мать Зеро. Добрая, сильная женщина, отличная мать. Для меня она была, как старшая сестра, я очень любила её и уважала, но заменить маму мне у неё не получалось.
— Кто знает, может и так, — сказала я слегка улыбнувшись в ответ, относя Зеро в его комнату. Кирие бесшумно скрылась на кухне, чтобы приготовить ужин. А я в свою очередь заперлась в своей комнате, чтобы подумать, подумать о прошлом. Ками-сама, неужели я уже полгода здесь вместе с Сузуной, с отцом, с маленьким братом о котором я всегда мечтала, но без мамы…
Она умерла ровно семь месяцев назад, когда чахотка, которой она болела, взяла вверх, у неё уже не было сил сопротивляться, и моя мать сгорела буквально за пару недель, на лекарства у нас денег не хватало, ведь я ничего не рассказывала Усуи, хотя он и пытался выпытать из меня, что всё-таки происходит. Я не хотела, чтобы он вмешивался, пахала как лошадь на трёх работах, ушла из студсовета, забросила учебу, всё ради мамы, но это ничем не помогло ей, она всё равно умерла. Ямада Кисами – врач и друг мамы по больнице после её смерти твердил, что наши с Су-тян старания продлили ей жизнь, но я не верила его словам, я винила себя. Больше у нас ничего не было. Для меня смерть мамы стала настоящим ударом. Я просто не знала куда деться, страшно больно, одиноко, ты возвращаешься домой и знаешь, что она тебя не ждет. Мамы больше нет. Такуми в буквальном смысле держал меня за обе руки, чтобы я не упала на похоронах, я была без сил, у меня не было желания жить.
Такуми…Я уже забыла, когда мы стали называть друг друга по именам, без суффиксов и прочей официальности. Это, кажется, произошло после смерти мамы, просто у меня не было в тот момент никого ближе и роднее его и сестры, кого-нибудь, кто мог понять мою боль и принять меня такую, какая я была на тот момент.
Я даже пыталась покончить с собой, просто встала на перила моста через небольшую речку невдалеке от нашего дома, было раннее утро и народу никого не было на улицах, просто хотелось в тот момент упасть на камни и навсегда покинуть этот мир. Но и в тот момент ты – Усуи Такуми вновь встал на моём пути, не дал мне погибнуть. Я не знаю, как ты оказался там, но я надолго запомнила твои сильные руки, обхватывающие мою талию и стягивающие меня с перил. Помню, что я, не прекращая плакать, уткнувшись тебе в плечо и шепча слова любви, а ты успокаивал меня, параллельно ругая за то, что я хотела оставить тебя и сестру одних одинёшенек.
Сейчас я уже смирилась с мыслью, что мамы нет. Ах, да, пожалуй, стоит рассказать все-таки, как меня занесло на Окенаву. Не смотря на то, что Такуми всеми силами пытался договориться с полицией и органами опеки оставить нас в Токио, у него ничего не получилось, и нас отправили сюда на другой конец Японии к отцу и нашей мачехе. Да, мой отец женился повторно после того как сбежал от нас и подал документы на развод, вот только оказывается не только мы оплачивали долги, но и он гасил долг. Сейчас Аюзава Эмитсу глава компании «Аюзава Интернешинал Групп» и заведует сетью отелей на Окинаве и на южном побережье Хонсю, дела пошли в гору, а меня как старшую дочь сделали наследницей всего этого состояния, удивительно так: из грязи в князи или как-там говориться. Хотя меня не очень сильно это волнует. Мои мысли сейчас изо дня в день переносятся на песчаный пляж, где мы с Такуми гуляли, когда он приезжал к нам на последних каникулах, к тем тихим словам, которые он прошептал мне на ухо. Всего четыре слова, простые, как дважды два.
– Выходи за меня замуж.
Я была к этому готова, к своему стыду, за день до этого простояв несколько часов под дверью, я подслушала разговор Такуми, моего отца и Кирие. Он просил у них моей руки. Сначала отец был не сильно рад этой новости, он считал, что мы с Усуи слишком юны для брака, и мы можем совершить ту же ошибку, что и он, и моя мать когда-то, но после уговоров жены и разъяснения Такуми, почему сейчас. Причина была в том, что семья Волкер поставили ему условие, или ты представляешь нам свою невесту или едва тебе стукнет девятнадцать лет, ты женишься на той, которую мы выберем тебе. В конце концов, после трёхчасовых споров все стороны пришли к согласию.
Я уже тогда была готова ему ответить: «Да», но…этот идиот сказал, что я должна подумать и что он получит ответ, когда приедет к нам в следующий раз и отдал мне кольцо. В ту же ночь он вылетел в Токио. Это было 29.09.20хх. В мой день рождения.
Я зеваю и откидываюсь на оконную раму, я безумно скучала по Такуми, не смотря на то, что я в каком-то смысле мне нравилась моя новая жизнь, и я любила свою новую семью. Усуи Такуми был тем, что связывало меня со старым и с новым — он был моей жизнью. Я любила его больше, чем свою жизнь. Шесть месяцев назад, когда мы стояли в аэропорту Нарита и она провожал меня в новую жизнь я произнесла: «У меня есть много близких людей, но лишь за двумя я готова пойти в ад – за начальницей и за тобой, инопланетный извращенец. Я люблю тебя». Это было чистой воды согласие идти за ним хоть на край земли. И как этот олух после этого может даже в мыслях иметь, что я ему откажу? Что поделать…идиот он и в Африке идиот.
Я взглянула на бриллиантовое кольцо на безымянном пальце своей левой руки, тонкая линия золота и прямоугольник из маленьких-маленьких камешков посередине, красивое и дорогое. Последний факт раздражал больше всего. В кармане запищал телефон, оповещая меня о том, что пришла новая смска:

Отправитель: Синтани Хината. 27.10.20xx 21:36

Мисаки-тян! Привет! Как ты? Всё хорошо? У нас тут вот экзамены скоро. Бррр…Я боюсь. Надеюсь свои ты успешно сдашь, ты же лучшая, как-никак. В какой университет поступать будешь?

P.S.Такуми сегодня вылетел на Окинаву. Жди его.

Я улыбнулась и, сунув телефон в задний карман бридж, выбежала из комнаты.
– Ки…, — начала я, но меня прервал звук открывающейся двери, в дверном проёме с сумкой через плечо стоял Усуи Такуми собственной персоной. Запыхавшийся, усталый и не выспавшийся, но довольно и счастливо глядя на меня своими серыми глазами.
Я вздохнула, глядя на растрёпанный вид своего парня, нет теперь уже не парня, а жениха…
— Long time no see, — бросил он по-английски с привычкой улыбкой и ехидным блеском в глазах.
— Усуи ты идиот, — не без напускного раздражения бросила я, прежде чем повиснуть у него на шее и запечатлеть целомудренный, точнее сначала он таким должен был быть таким, поцелуй…
— Так какой же твой ответ, Аюзава, — давно он не называл меня так, сразу воспоминания накатывают. Усуи держит меня за талию одной рукой, навесу, чтобы наши глаза были напротив друг друга и в который раз я поражаюсь его силе, хотя, что поделать, двадцать сантиметров разница в росте это немало.
Я усмехаюсь и, запуская руки в русые с рыжеватым отливом волосы, страстно целую его, вкладывая в этот поцелуй все мои чувства.
— Аюзава, — шепчешь ты мне на ухо, — Я хочу услышать твой ответ…
Секунда, и на его многострадальную голову обрушивается мой кулак. – Ты тупой, Усуи, — я всё же сдерживаю свой голос, потому что знаю, что над нами этажом выше спит Зеро, а его будить не рекомендуется. Моё чудовище утыкается мне в шею и тихо смеется, я обнимаю его и чуть тише добавляю:
— Конечно, я выйду за тебя, олух.

"Благодарю", — я повторю вновь и вновь,
И пускай сотни миль сократят слова.
Ты махнёшь рукой, не плача едва,
Но нам встречу подарит судьба.[color=blue]
Категория: Усуи и Мисаки | Добавил: Goku-san (20.07.2011)
Просмотров: 838 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Наш опрос

Ваше первое аниме?
Всего ответов: 534

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0